Березники.

Второй по величине город в Пермском крае, известная в СССР (или все-таки только в пределах этого города?) столица химии. Город, который раньше казался мне большим пребольшим, а сейчас кажется, можно за пару часов пройти его полностью. Однако за час я смог откатать только километров шесть — но всему виною частые фотоостановки.

Я никогда не думал о Березниках в ключе “Большой город” или “Маленький город”. Как-то не думал об этом, пока не побывал в Кунгуре и Добрянке. И тогда я понял, что Березники на их фоне — просто целый мегаполис. Шутка ли — на 2015й год проживает 148 тысяч жителей (правда, официально включая и нас с женой — прописаны-то мы здесь, а живем неофициально совсем в другом месте).

Начнем. Город основан в 1932 году. Это вполне официальные данные (так пишет и википедия, и разные книги по истории местного края), и только спустя много лет проживания в другом городе, я с удивлением узнал, что поселения на территории родного города были аж с 1579 года (деревни Абрамово и Зырянка). Сейчас район Абрамово — это совокупность частных домов (этакий вид небольшой деревни в черте города) и обычных жилых многокварирных домов. А Зырянка — считается вроде как пригородом, заполненная частными домами. А в конце 20х годов руководством СССР было принято решения поднять тут республику химии, плюс тут очень неплохие условия для добычи каменной соли (привет от Усолья и Соликамска).

Так уж получилось, что мне удалось попасть в Березники в погожий летний день (на которые 2015й год оказался очень скромным), и я решил воспользоваться этим шансом и совершить небольшой фотовелотур по местам детства и отрочества.

Семино — еще один район поселкового типа

Путь мой начался с Семино. Когда я пытаюсь объяснить что это, я теряюсь. Деревня? Да вроде находится в самом городе. Район? Вроде да, но он заполнен частными домами, словно деревня. В общем, я затрудняюсь и называю это место “деревня”. К тому же еще совсем недавно здесь была щебенка и тополя вдоль всей улицы и в целом вид был очень деревенский. Сейчас работа идет полным ходом — южные гости в спецовках машут лопатами, ездят трактора и асфальтоукладчики, насыпаны горы щебенки и песка, в которых играются дети. Похоже на ремонт какой-то не очень центральной, но все же городской улицы.

Рябиновый сквер

Лично я всегда считал этот сквер точкой сбора алкашей разных оттенков. Поэтому сам никогда там не бывал, а если и проходил, в основном на ускоренной передаче. Несколько лет назад тут сделали ремонт и днем сквер облюбовали папы, мамы и их детки. В целом вид соответствует — буйство ярких сочных красок, ну просто детская обоссака.

Во времена моего детства тут было все гораздо мрачнее.

Рябиновый сквер с другого ракурса

Как-то раз мы приехали с друзьями в Березники из Перми, и они были несколько удивлены городом. Лично я всегда относился к нему в режиме “как есть”, а они спрашивали “У вас тут и троллейбусы есть?”, или “А что, в Березниках есть лифты?”.

На самом деле тут большой район домов с этажностью выше цифры “пять”. В целом, конечно, по всему городу преобладают пятиэтажки, но в районе от Рябинового сквера до околицы — большие многоподъездные девяти- и тринадцатиэтажки.

В этом доме окна смотрят либо во двор, либо на Рябиновый сквер…

…либо на пропасть и лес с другой стороны

Крепость и детство. Совпадение? Не думаю.

Напротив магазина “Северный” (до него мой объектив не доехал) есть три детских садика — верхний, “Журавлик”, и нижний. Юный Шерлок сделает вывод, что свои юные годы я отбарабанил в “Журавлике” (кажется, номер 81). Про верхний детсад могу сказать, что у меня вызывали зависть эти башенки по периметру. Про нижний — то, что там есть бассейн для деток, который я кажется посещал пару раз в очень сопливом возрасте. Впрочем, за достоверность этой информации ручаться я бы не стал. Слишком это было давно, так давно, что вполне может оказаться неправдой.

Детская поликлиника

А вот интерьеры детской поликлиники я помню куда лучше. В последний раз в ней я был где-то полжизни назад, там были коридоры, свободные площадки с дверями, снова коридоры. А еще там была регистратура с такой толстенной кованой решеткой, где взрослые сердитые тети давали моей маме мою толстую медицинскую книжку. Сейчас я понимаю, почему они были сердитыми. Кто бы радовался целый день сидеть за решеткой, а?

И снова — да! — многоквартирный девятиэтажный дом. Можно я буду называть их “высотками”?

Двор

Что изменилось за эти годы — так это большое количество припаркованных машин. И если честно, чего я не помню — так это такого большого выводка деток с бабушками во дворе.

Объехав длинной петлей двухсотпятидесятиквартирный поликлиничий дом, я уткнулся в дорогу. Раньше там была обычная пешеходка, но сейчас уверенности нет. Для ее получения я остановился и покрутил головой в стороны. Справа — мой детский садик с двухподъездным красным домом, на который, помню, я смотрел во время прогулок и грустил — так хотелось чтоб этот день закончился поскорее — я ж тянул срок каждый день от звонка до звонка с перерывом на тихий час…

К слову, на этом красном доме был изображен готовый ко всему пионер. Сейчас он облупился и стал похож на Арни в терминаторе после схватки с очередным дико сильным металлическим врагом, разве что глаз не светится в темноте.

Кстати, я давно выяснил, что в Березниках есть ряд жилых помещений и названий, про которые в Перми никогда не слыхивали, по крайней мере мои знакомые, которых я спрашивал об этом. Та же “гостинка” (на фото выше — справа).

Гости́нка (от «комната гостиничного типа») — тип жилого помещения, представляющего собой либо малометражную однокомнатную квартиру, либо комнату с кухонной нишей и санузлом. Также гостинкой называют здание, состоящее из таких квартир или комнат.

Или полуторка. Это когда одна комната в квартире является проходной. Вроде хрущовки в этом грехе были замечены.

И снова дома, машины. Не наскучило?

Высотка

В этой высотке жил мой лучший друг Витька, аж на 11м этаже. До этого он жил с мамой в однокомнатной квартире в соседнем со мной доме (площадью в пару квадратных метров — как они там жили вообще???), а в классе шестом они переехали сюда. Память тоже заботливо стерла почти все — какой подъезд, какой лифт, добродушные ли соседи. Все что я помню о Витькиной квартире — это то, что там была электроплита и очень маленькие комнаты.

Универсам-2

Универсам-2. Да, Березники настолько большой город, что здесь два универсама. Да что там — тут даже два бассейна, пара-тройка институтов, а когда-то было несколько кинотеатров (например, “Авангард” — первый звуковой кинотеатр в Пермской области. Сейчас заброшен, наверное).

В 1993 году здесь было казино, передел которого завершился перестрелкой из калашей (инфа дошла до меня через третьи руки, так что за достоверность не отвечаю). В середине 90х перед магазином стояли палатки — тут был местный рынок, на котором родители покупали мне турецкие кроссовки, непонятного производства джинсы, а также медальон на шею.

— Я хочу вот этот, “Нирвана”.
— Конечно, зачем нам нужен не рваный.

Дикий рынок победила организованная парковка

Помню как-то папа купил мне там игрушечные синие наручники, а брат приковал меня ими к двери в кладовку и ушел обедать.

Европа и три будто тополя на Плющихе

Несколько лет назад рядом с “Универсамом-2” построили еще один торговый центр, в который воткнули кучу прилавков. Мелочь — а приятно. Что тут было 10 лет назад и не помню. В 90х тут стояли ларьки по продаже всего.

Много свободного места. Едем туда — там моя школа

Еще одна длинная пятиэтажка, которая словно удав легла и свернулась в клубок под жарким летним солнцем. Если задумать, то в этом районе много таких многоквартирных домов. Даже жалко, что в моем доме было всего 2 подъезда.

Буйство растительности, урок природоведения

Вообще тропиночка от магазина “Спорт и Туризм” к моей школе конечно здорово заросла. Слева — какой-то noname детский садик, в котором я как-то раз пил пиво с девочкой, которую страшно хотел потискать, но стеснялся (был молод, юн, скромен и недостаточно пьян).

Лук с бабульками

Немного попетляв по заросшей тропиночке, я спустился на дом ниже. Что осталось на месте — так это престарелые любительницы почесать языками. И ведь не смущает их даже отсутствие лавочек — главное кому-то обмыть кости. Я все ждал что они заворчат на меня, что это я тут делаю, даже время тянул, но так и не дождался — у них был уже свой сериал для обсуждения, я был лишним на этом празднике жизни.

Школа 16, роднулька

А вот и родные стены, в которых я оттрубил 11 лет (оставался на второй год, если кто-то скажет что у меня плохо с математикой). Неплохая была школа, к слову, которой я помог в свое время занимать кое-какие призовые места в кое-каких конкурсах, например, олимпиаде по географии, а также этих ваших КВНах и ЧГК.

Big brother is watching you

Как-то раз я помню мы под куртками пронесли мимо дежурящего на крыльце директора около ящика пива в стеклянных тарах. И мне кажется, что он слышал побрякивания из-под наших курток бутылок и по запаху понял, что мы не совсем трезвы. Но мы были на кураже и прошли без потерь.

Не один раз.

Справа — дом моей будущей жены, второй дом — мой, третий дом — моей подружки в 10м классе, единственный секс с которой заключался в изнасиловании мозга. И нашего и вашего.

В школьные годы я редко покидал пределы нашего района, собственно, и подружек себе выбирал в шаговой доступности от дома. С поступлением в институт география моих похождений немного расширилась.

К нему не зарастет народная тропа…

Тропинка до дома друзей моих родителей стала дикой и почти непроходимой. Мне интересно — ведь до нулевых кто-то за ней следил, а потом будто отрезало. Почему так?

И черт его знает почему, но раньше этот забор мы ПЕРЕЛАЗИЛИ. А сейчас кажется можно его перешагнуть. Нет, в Березниках есть конечно пара провалов, но район “Околица” стоит на цельняке.

Ехать по этой тропинке на велосипеде временами было очень неудобно: местами асфальт провалился, а другими местами ветки деревьев закрывали небо словно в сказке… ну там где про кисельные берега молочные реки, помните?

Чтобы ветки не хлестали по щщам, иногда приходилось нагибаться.

Дрожь Земли

В этом доме сменилось несколько магазинов, а еще тут раньше был какой-то детский кружок, в который я ходил 1 раз — кажется, я победил на конкурсе “Самый артистичный ребенок” классе в шестом и выиграл приз — курсы актерского мастерства.

Они мне пригодились, чтобы отмазаться и не пойти на второй урок. Кажется, моей отмазкой была поклейка обоев — но хоть убей не помню где — то ли дома, то ли в школе.

Вход в “Пентагон”. А также к дому моей другой подружки

Есть у нас на районе дом, даже не дом, а целый квартал из одного дома. Назывался он “Пентагон” (сверху он напоминал то ли букву “П”, то ли букву “Щ”), там жили вперемежку самые отъявленные хулиганы и нормальные пацаны. Помню, там жил некто по кличке “Зомби”. Ходили слухи что он кого-то порезал ножом и его закрыли на долгие-долгие года. По моим прикидкам, кстати, он должен был лет пять назад откинуться.

Слава труду, труду слава!

Вообще это было довольно смело с моей стороны — ходить сюда с серьгой в ухе. Как-то раз шайка парней меня остановила “Кто такой?” да “К кому идешь?”, “А че это у тебя в ухе?”. В 90х и нулевых ко всякому пирсингу среди пацанов относились очень настороженно, можно было отхватить звиздюлей.

В классе 9м я сделал в левом ухе вторую дырку и поехал к сестре в Кизел. Она встретила меня на автовокзале, побледнела и сказала “Снимай это быстро, а то мы не дойдем до дома”. Я не снял, потому что еще не зажила ранка. И дошли мы кстати вполне себе без приключений.

Ракета на взлет

Хватит детских страшилок. Вот эту ракету я помню еще с первых зеленых соплей. Хреновы дела в нашей космонавтике, если за 20 лет эта штука так никуда и не взлетела.

Я прокатался целый час, а так толком нигде и не побывал. Надо будет повторить с новым маршрутом, что ли…